сканирование0009Эти наброски были сделаны намного позже возникновения самой идеи, постфактум, для решения некоторых частных деталей. На самом деле они вроде как и не нужны. И никакого влияния на общий облик они в принципе не должны оказывать. Все совершается в безмысленном пространстве, в интуитивном измерении.

Сам термин “Мокусай,” в примитивном понимании японского, означает “кусок дерева для любования”. По крайней мере, я хотел, чтобы это слово обозначало этот момент. В свете моего современного понимания, этому явлению необходимо дать русское название. Причина одна: в русском языке сохранилась образность как на уровне букв, так и на уровне слов, т.е. можно несколько уровней информации вложить в термин. Жаль, специалистов практически нет сегодня. Придётся самому разбираться. Некоторое понимание могут дать Образы буквицы.

Деревянная подставка для каменного сердца в виде рогатки попалась мне на глаза лет эдак 20 назад, во дворе 9-этажного дома в сравнительно небольшом городе Бендеры. В то безоблачное время он находился в составе Молдавской ССР.

Значит, вышел я во двор, а под ногами, преграждая путь, лежит эта рогулька. И манит меня, манит:)) Это  шутка, но ее плотная гладкая фактура сразу бросилась в глаза и, главное, к этому времени я уже прослыл в том другом  мире, мире мокусай, “Дающим второе рождение”. Наверное, поэтому все древесные сущности, которые хотели продлить свое существование, любыми путями старались попасть мне на глаза и посылали мне ясный сигнал, и я мимо не проходил. К тому времени в верхнем ящике моего письменного стола уже лежали два десятка окатаных морским прибоем камня, среди них и “каменное сердце”. Там, в верхнем ящике стола, они и нашли друг друга. V-образный изгиб деревянной рогатки идеально повторил форму “каменного сердца”. Это судьба.:))

Южное солнце, полноводная мутная река Днестр и  развалины старинной турецкой крепости, в которой я нашел несколько глиняных турецких курительных трубок с изумительными штампованными узорами, изобилие фруктов, молодое вино из холодных подвалов, выложенных котельцом  и орущие до звона в ушах цикады.

Да, и еще молодость.

На берегу Днестра, в конце восьмидесятых, каким-то из субботних дней я отдыхал недалеко от города на небольшом пляже, ловил раков в глубоких норах, в которые нужно было засунуть руку по самый локоть. Чуть поодаль, у самой кромки воды на узкой полосе плотного глинистого берега лежала полая полуобгоревшая, полусгнившая  колода метра три длиной и полтора в поперечнике непонятного уже происхождения. Река поработала над ее внешним обликом основательно. Огонь довершил этот процесс. По какой-то неясной причине я подошел к ней, и мое внимание привлек острый торчащий край, который я выломал с некоторым трудом. Немногим менее, чем с ладонь величиной.

Это был первый опыт создания мокусай. Дома я взял перочинный нож и очистил кусок от всего, что отваливалось без особых усилий, затем отпилил ножовкой по металлу нижний край для устойчивости. А затем несколько недель не выпускал его из рук, постоянно что-то шлифуя “нулёвкой” и полируя шерстяной тканью и большей частью пальцами, пропитывая дерево своей аурой. Тогда этот процесс носил безсознательный характер, а теперь я знаю, что в это время я восстанавливал отвалившуюся ауру дерева – давал вторую жизнь, но уже другого плана.

Правило № 1. Не прилагать никаких особых усилий и не подгонять объект  под свои мысли, образы и идеи.

Правило № 2. Голову необходимо отключить при работе над объектом.

К тому моменту у меня уже была подставка в виде куба из куска обожженной в муфельной печи местной глины. Сам по себе этот куб был уже шедевром. Он словно притягивал мое внимание и дарил мне минуты радости на сердце. Цвет не однородный и ровный, а с тональными переходами, происходящими от того, что при быстром обжиге форму разорвало и упавшие куски обжигались не одинаково. Фактура – это отдельная песня. От гладкой, почти зеркальной, до грубой, в шрамах от наждачной бумаги.

Керамика – это вообще красота необыкновенная, а работа за гончарным кругом – сродни медитации. Сел утром за круг, шлепнул в центр кусок глины,- и очнулся уже, когда первые звезды появляются на темнеющем небе.

Вот почему Господь создал первого человека из глины.